Его произведение - это Путь к Жар-птице-Мечте, где действующие лица служат еще и вешками, которым следует зритель-Идущий, минуя Долины Поиска, Разлуки и Единения, Пустыню Изумления. 

ВСТРЕЧНЫЕ ЗЕРКАЛА. Автор М. Южанинова

В рамках программы «Русские балеты в хореографии XXI века» в Челябинске состоялись премьеры двух одноактных балетов Игоря Стравинского - «Свадебка» и «Жар-Птица». Автор идеи объединения в одном спектакле на музыку одного композитора совершенно разных по стилю и замыслу произведений - главный балетмейстер театра Константин Уральский.

Любопытно стало сразу: зачем Уральский, глубоко мыслящий и тонко чувствующий мастер, отдаёт такое сокровище как «Свадебка» в постановку Режису Обадиа: французскому хореографу, предпочитающему работать с символами и аллегориями, чьи истории, по его собственным словам, «всегда шире замыслов авторов», и кто каждый новый материал неизменно воспринимает как вызов и «всегда готов к борьбе». Возможно, объяснение тому - факт исторический: премьера «Свадебки», более известной она под французским названием «Les Noces», прошла с успехом в 1923 году в парижском театре Гэте-лирик. Однако ещё композитор предупреждал будущих постановщиков балета: его произведение не могло быть понято вне русского языка, ибо «перевод смысла звучания невозможен...»

Оглушённый столкновением ладов и ритмов, потрясённый непонятной мощью чужой древней культуры Обадиа наивно поддаётся иллюзии музыкальной самодостаточности сочинения Стравинского. Сюжет «Свадебки» для него слышен только у хора, обряд как таковой в его хореографии полностью исключён. Обадиа воспринимает всё русское типично для иностранца - поверхностно, как экзотическое и тревожное. Его «Свадебка» складывается в торжество примитивной силы, выставленной напоказ: группа девушек, быстро двигаясь по сцене и размахивая распущенными волосами, призывает парней, после выхода которых образуются шесть пар, а обстановка накаляется из ничего - на самом деле никто никому не интересен. Расплетание косы, родительское благословение молодых, выкуп невесты и свадебный пир оборачиваются энергичными эротико-акробатическими вариациями с небольшими переодеваниями, тоже весьма общего характера.

«Жар-птица», наоборот, оказалась совершенно неожиданной. Символ бесценной, недостижимой, абсолютной красоты у К. Уральского предстал не надменной огненной птицей, а трепетным белым птенцом (Софья Лыткина), «вылупившимся из яйца» в самом начале спектакля. Встречать рожденное чудо вышел красавец Кащей - весь в чёрном, с серебряными волосами и дивной линией танца (Валерий Целищев). Отнимая у птенца Перо Жизни, он запускает ход Колеса Времени: обруч, оплетённый хаотичной вязью канатов, в рисунке которой угадываются очертания то ночного светила - месяца, то солнечные многограммы, начинает движение по сцене. Оживает и заколдованный лес с молодильными яблоками, сделанный из таких верёвок с узлами - своеобразное «узелковое письмо»: что сумеешь, то считаешь...

В «Жар-птице» тоже звучало авторское прочтение произведения, но складывалось оно в прозрачный миф в очень современном решении и исполнении. В целом следуя главной задаче авторов первого балета - создать образ для длительного созерцания, Уральский сочиняет свою историю, не теряя поэтичной нити повествования, сказочной атмосферы, тонкости и выразительности хореографического языка. Его произведение - это Путь к Жар-птице-Мечте, где действующие лица служат еще и вешками, которым следует зритель-Идущий, минуя Долины Поиска, Разлуки и Единения, Пустыню Изумления. Постановщик нарушает принцип «зачарованного наблюдения» за происходящим на сцене, задуманного Михаилом Фокиным, Дягилевым, Нижинским, Бакстом и Бенуа в оформлении Головина. Его рассказ звучит просто и доверительно. Авторская хореография в элегантном и пластичном черно-белом формате (сценография Антона Сластникова) позволяет рассмотреть очень чистый рисунок танца исполнителей.

Надо сказать, что со сложной музыкой блестяще справляются хор и оркестр театра (дирижер-постановщик Роман Калошин). Великолепно работает балетная труппа. Идея объединения в одном спектакле разных взглядов и манер тоже представляется талантливой. Ведь встречные зеркала, если найти определённый ракурс, открывают вход в бесконечность галерей, разных по смыслу, наполнению, звучанию. Думается, Константину Уральскому это удалось.

Марина Южанинова