Для меня танец как форма силен именно условностью, своими символами. Энергия танца, движения, образа захватывает зал. Два самых главных, с моей точки зрения, героев Ремарка - Жизнь и Смерть - выведены мною в спектакле как два контрапункта, два интересных характера, сквозной линией проходящих через все действие. Так появляется очень красивый герой Элегантный с букетом белых орхидей.

Я - РУССКИЙ АМЕРИКАНЕЦ. М. АСТАФЬЕВА (интервью)

По приглашению Камерного балета «Москва» Константин Уральский ставит современный балет по Ремарку.

В этой работе Константин Уральский выступает не только как режиссер и хореограф, но и как автор либретто, для которого им же подобрана музыка из произведений Равеля и французского шансона 30-х годов.

МАРИНА АСТАФЬЕВА: Почему в спектакле задействованы обе труппы Камерного балета «Москва» - классическая и современная?

КОНСТАНТИН УРАЛЬСКИЙ: Это было необходимо для реализации моего замысла. Я, если можно так выразиться, «продукт» русской хореографической школы, обогащенный знанием современных форм танца. У меня выработан свой стиль - синтез постановочно-хореографического языка, в котором органично сочетаются приемы классического балета и различных течений современного танца.

М.А.: Ваш уникальный стиль хорошо известен в Штатах. И все же нет ли здесь эклектики?

К.У.: Да, данный балет эклектичен, но эклектика здесь работает как стиль. Я использую различные направления в танцах, объединяя все это с возможностями, которые дает театр. И вообще театр - это волшебное место, где может произойти все что угодно.

М.А.: И что же происходит у вас в балете? Каков сюжет?

К.У.: Есть история героев, их встречи, развитие любви, их уход из жизни в финале спектакля. Я не люблю чисто фабульно-сюжетный спектакль. Для меня танец как форма силен именно условностью, своими символами. Энергия танца, движения, образа захватывает зал. Два самых главных, с моей точки зрения, героев Ремарка - Жизнь и Смерть - выведены мною в спектакле как два контрапункта, два интересных характера, сквозной линией проходящих через все действие. Так появляется очень красивый герой Элегантный с букетом белых орхидей.

М.А.: Это символ смерти?

К.У.: Да. Элегантный, влюбляясь в кого-либо, дарит этому человеку орхидеи, позволяя возлюбленному красиво уйти из жизни.

М.А.: Выходит, что в вашем балете смерть побеждает?

К.У.: Вовсе нет, для меня радость жизни, стойкость моих героев, несмотря на их обреченность, является основной в спектакле, в моем ощущении Ремарка. Поэтому действие перемежается танцевальными выступлениями кабаре - как напоминание о радости жизни, в нас существующей. Зачастую мы не умеем радоваться тому вечеру тому дню, той встрече, той бутылке вина. Мы планируем, пытаемся уйти в будущее, но живем сегодня и сейчас. Ремарк жил в период двух мировых войн в Европе, в очень тяжелый период, но он как писатель боролся за свои позиции, за свое видение мира. Ведь насилие и кровь существовали в истории всегда.

М.А.: У Ремарка есть еще тема одиночества.

К.У.: Это одна из центральных тем и в моем балете. Одиночество возникает в спектакле постоянно, соединяя всех героев. Так, судьба сводит двоих друзей за шахматной доской.

М.А.: Так какие произведения Ремарка были положены вами в основу либретто?

К.У.: Мой балет не следует сюжету какой-либо книги Ремарка. В своей постановке я хочу передать свое видение его творчества, в котором нашли отражение образы и сюжеты самых разных произведений Ремарка: «Триумфальная арка», «Жизнь взаймы», «Время - жить, время - умирать», «Ночь в Лиссабоне», «Искры жизни», «На Западном фронте без перемен».

М.А.: Честно говоря, не представляю, как можно показать «окопную жизнь» Ремарка на балетной сцене?!

К.У.: Больше 10 лет я работаю с очень талантливым художником Никитой Ткачуком. Он уникален тем, что не иллюстрирует, а ищет тот духовный мир, способный передать это состояние. У нас в спектакле есть развитие костюмов от 30-х годов до наших дней. Моя любимая часть - уникальная коллекция «окопной моды»: военного типа, серая, цвета пыли, бязь. Костюмов много - они яркие и разнообразные. Декорации решены в стиле европейской эстетики 30-х годов, при этом они выполнены из толстого современного прозрачного пластика, что дает мне возможность работать по всей сцене, высвечивая разные фигуры, тем самым создавая удивительно интересную атмосферу на сцене.

М.А.: Ваш балет столь же уникален, сколь необычна ваша творческая судьба. Будучи преуспевающим артистом Большого театра, все внезапно переменить, уехать в США и добиться восторженных отзывов ведущих западных критиков. Вы стали американцем?

К.У.: Я - русский американец. Я воспитан на богатой русской культуре. Но вместе с тем я люблю и хорошо знаю американскую культуру, которая существует. Она очень интересная и очень «крепкая». Мои спектакли рождаются на улицах Москвы и Нью-Йорка.

Марина Астафьева