Размышления о русском балете

Что такое русский балет? Что представляет собой явление, получившее не только мировое признание, но и повлиявшее на развитие балета во всём мире?

Отличительной чертой русского балетного театра являлся и является глубокий психологизм. В нём форма и содержание танца, воплощаясь в единую нить, несут зрителю неимоверный эмоциональный заряд. Как прекрасно быть его частью – частью этого сценического мира! И неслучайно великие образцы классических спектаклей, ставшие достоянием мирового искусства, были созданы Мариусом Петипа в России, в Мариинском театре – Доме Петипа, как мы теперь его называем. Русский балетный театр дал миру первую «Ромео и Джульетту», первую «Золушку», покорившего сердца зрителей «Спартака». 

Но искусство танца – это не застывший музейный экспонат. Развитие техники и формы танца неотступно двигается вперёд, совпадая в своём динамическом процессе с развитием эстетики и темпа нашего мира, с жизнью, которая нас окружает.  Конечно, в советский период, а советский балет был ярким развитием традиции русского балетного театра, из-за «железного занавеса» в нашем балетном искусстве стало происходить отставание в развитии формы. И это часто подменялось усилением содержания, давлением драматургической линии роли. 

Будучи молодым хореографом, студентом ГИТИСа, чувствовал это и я. Гастроли зарубежных балетных трупп, просмотры плохих пиратских видеозаписей балетов зарубежных хореографов Джорджа Баланчина, Морриса Бежара, Иржи Килианна, Ивана Марко, Матц Эка... Это был другой мир, другое мышление, другая эстетика. Как хотелось туда, как хотелось понять, узнать, освоить!

Мне посчастливилось: я получил возможность стажировки в модерн-труппе в Нью-Йорке. Был одним из первых советских ребят, попавших в тот мир в момент перестройки. Сколько открытий мне принесла эта возможность! Пересмотреть балеты Баланчина в созданном им театре, заниматься модерн- и джаз-танцем в лучших американских школах, ходить на спектакли модерн-балета… Всего не перечислишь. Постепенно я находил свой хореографический язык, освоил малую форму, нечасто используемую в России в то время. Ставил. Ставил много. В разных стилях и форме. 

А потом пришли приглашения от российских театров. Я скучал по русскому танцовщику, по его уникальному психологическому миру. Я скучал по русскому балетному театру. 

Что для меня русский балетный театр? Это техника танца, высочайшая техника русских танцовщиков, подчиненная выражению мысли, эмоции. Где сложнейший технический элемент перестаёт нести акробатическо-дивертисментный характер, а поддерживает твоё эмоциональное сопереживание с актёром.

К сожалению, преданный этому искусству, я не могу не заметить, что мы стали его терять. Понятно, что голод по западному балету и появление возможности его ставить, танцевать привели к тому, что спектакли, которые уже давно ставились «там», стали быстро заполнять театральные площадки страны, репертуары театров. Они впервые разучивались нашими труппами. Это был прорыв. Но склонность к «модненькому» не всегда помогала. 

Однажды, когда я работал в США, руководил труппой (а я поставил в Америке более десяти балетов), один из известнейших критиков Анна Киссельгофф сказала мне: «Вы прекрасно овладели техникой современного танца. Один из немногих русских, интересно ставящих малую форму в стиле неоклассики. У вас очень богатая хореографическая фраза. Но вы владеете намного большим. Ваше знание классического балета, его большой формы очень важно. Не подстраивайтесь под модерн-хореографов, заполняющих сцены театров. Ставьте классические современные спектакли, сохраняйте традиции. Вас, владеющих этим, не так много. Не стесняйтесь себя и продолжайте традиции великого театра балета». Как важны были в моей жизни, тогда уже признанного хореографа, эти слова. Наверное, этот разговор подтолкнул меня принять приглашения от российских трупп и верить в те спектакли, которые я ставлю, которыми болею в процессе создания иногда по много лет.

Очень важно, чтобы молодые хореографы – воспитанники нашей уникальной школы – не теряли уверенности в традициях русского балетного театра. Сегодня на нас – тех, кто стоит у руля балетного репертуара театров, – лежит ответственность за сохранение традиций: от стиля исполнения до направления и названий новых постановок. 

© Константин Уральский