Мои балеты: «Лебединое озеро»

Русский балет. «Лебединое озеро». Два понятия, навсегда связанных вековой лентой друг с другом.

Когда мне выпала честь создавать новый балетный театр в Астрахани, другого названия для спектакля на открытие труппы быть не могло. Российский балетный театр, где бы он ни открывался, должен начинаться с «Лебединого озёра». Не хочу никому навязывать своё мнение, но для меня в этом не только символика, но и мощь, и красота нашего искусства, нашей русской балетной школы.

Как прикоснуться к этому произведению? Это была первая задача, которая встала передо мной. Сегодня сцены театров знают несколько идущих версий. Какие-то для меня близки и интересны, какие-то немного устарели и не всегда увлекают сегодняшнего зрителя. Что выбрать?

Мои коллеги и друзья стали подталкивать меня к мысли о создании своей версии, редакции этого спектакля. По большому счёту сохранилась вторая картина – лебединая в хореографии Льва Иванова и Pas de deux Одиллии и принца Мариуса Петипа. Всё остальное в разных редакциях в разное время поставлено разными хореографами. Замечательно поставлено, но для их времени и в их театрах. А здесь создаётся новый.

Для создания спектакля я пригласил художников из Большого театра: Альону Пикалову, художницу-сценографа и Елену Зайцеву, художницу по костюмам. Я был знаком с их работами по постановкам исторических классических балетов в новых редакциях, и мне они очень нравились по своему вкусу и точному стилю их работы с историческим материалом. И я не ошибся. Это была лучшая команда, о которой я мог подумать.

С первых встреч Альона и Елена предложили мне ту же тему – делать свою редакцию. «Давай найдём интересный подход», «сохраним ценное и сделаем новый спектакль». Больше сопротивляться я не мог. И мы увлеклись темой, пересматривая исторические материалы, перечитывая историю написания партитуры Петром Ильичом Чайковским, историю первых постановок. Что увлекло нас – это связь написания партитуры с поездками Петра Ильича в Германию по приглашению Людвига Баварского на спектакли Вагнера. Именно эта тема была близка к созданию партитуры. Мы были не первыми, кто обратился к этой теме. Хореограф Джон Ноймайер уже использовал это в своей постановке. Но нам это было скорее нужно для вдохновения на поиск своего, чем повествование истории. Так рождался наш спектакль.

Мне всегда было непонятным, как принц мог перепутать Одетту и Одилию. Ну не может нормальный человек не отличать белое от чёрного. Понятно, что это образно, но, основываясь на историческом факте об изначальной идее исполнения этих партий двумя балеринами, меня увлекла тема сцены, где чёрный и белый лебедь, принц и Ротбарт вместе. Pas de quatre белого и чёрного. В этом номере к принцу приходит осознание предательства, которое он совершил. Клятва может быть только одна! Построенная на цитатах хореографии лебединой картины, эта сцена стала одним из центральных смысловых моментов спектакля и началом последней четвёртой картины, которая для нашей постановочной группы виделась, как сбившиеся вместе вплотную группу лебеди после катастрофы, вызванной предательством Зигфрида.

Начали зарождаться образы, их характеры, взаимоотношения. Неимоверная мелодика праздника юности в вальсе первой картины, неповторимая сюита характерных танцев третьей картины и глубина трагедии в последней увлекли нас на поиски, а меня – на неожиданную в моей творческой жизни встречу с партитурой Петра Ильича Чайковского как постановщика. Большой работой стала постановка Pas de quatre в первой картине на празднике принца вместо обычно исполняемого Pas de trois. Вызвано это было новой сюжетной линией в связке с Pas de quatre главных героев. Этот номер я решал в стилистике старинного балета, эпохи первой постановки «Лебединого озера». Это небольшая хореографическая миниатюра, исполняемая в честь дня рождения принца, что было принято на императорских празднествах.

Найденное Альоной Пикаловой совершенно неожиданное решение сцены, точно передающее дух эпохи и характер спектакля, создало краску точного исторического периода, который мы обозначали периодом Людвига Баварского. Цветовая гамма меняющегося дворца. Гобелен с видом замка и лебедей на озере, связывающий смысловую линию жизни сцены и хореографии. Чёрное угрожающее озеро с остатками дворцовых кулис в четвёртой картине, задающее трагический фон белым лебедям.

Отдельно нужно сказать о неимоверном богатстве костюмов Елены Зайцевой. Ещё в эскизах была видна красочная разнообразная палитра вальса, характерной сюиты. Большое количество деталей, придающих неимоверное богатство и красоту. Но главным откровением и успехом стали платья девушек-лебедей. С одной стороны, возвращение к историческим линиям стиля пачки, с другой – загадка девушек, девушек в лебедином обличье.

 

13 декабря 2012 года состоялась премьера нашего спектакля. Это стало официальной датой открытия новой балетной труппы балета Астрахани. Уже в течение многих лет этот балет идёт не только на сцене Астраханского театра, он с успехом выезжал на гастроли в Великобританию, Германию, Китай.

 

«Акценты в хореографии, музыки, драматургии, оформлении и освещении сцены, костюмах артистов были расставлены так, что это энциклопедический балет, превратился в интригующую поэму, и чем она закончится, думать входе спектакля совсем не хотелось, да и не получалось. Глубоко личное отношение постановщика к академическому шедевру, разделённое и поддержанное всей постановочной группой, мгновенно передалось залу. 

Заявленное постановщиками «обращение к истокам» произведения, безусловно, придало всем сил и добавило отваги. История, порой, бывает благосклонна к тем, кто ею дорожит. Первый акт, который вообще редко удается постановщиком, антуражем, изящным рисунком и пластикой вальса, широтой и мужественной силой «танцев с кубками», задал общий тон и создал образ романтической эпохи.

Прекрасная легенда о волшебном озере, к которой обращались во все времена самые отважные и талантливые музыканты, хореографы, танцовщики, рассказана в новом театре по-новому, по-своему сильными и яркими художниками».

 

Марина Южанинова 

 

В 2019 году меня также пригласили перенести эту версию спектакля в Болгарию (город Пловдив) для показа на фестивале в античном театре. Это был очень масштабный театральный фестиваль в рамках культурной программы «Пловдив – культурная столица Европы 2019». Конечно, для открытой площадки античного театра некоторые сцены спектакля пришлось слегка изменить. Это было захватывающее зрелище, на котором многотысячная чаша зрительного зала театра была заполнена зрителем до отказа. Созданная для спектакля специальная видеопроекция на сохранившиеся античные стены сцены создавала неповторимый эффект действия спектакля.

 

«В этом году творческим пиком для труппы стала постановка «Лебединого озера» в уникальном античном театре, которая была частью программы «Пловдив – европейская столица культуры 2019» и фестиваля «Опера Open». Для чего в этот важный и престижный для молодой труппы проект, по идее руководства театра, была приглашена русская постановочная группа, доказавшая свой высокий творческий уровень. У Уральского была сложная задача – работать с танцовщиками различных школ и различным уровнем подготовки и поставить спектакль в довольно сжатые сроки. Эту ответственную задачу Уральский осуществил, пользуясь своим авторитетом, сильным педагогическим чутьем и творческим импульсом, создав целиком совершенный, волнующий и красивый спектакль. Для нас, как руководства театра, сотворение спектакля исключительно важно, поэтому мы благодарны балетмейстеру с такой богатой творческой биографией за то, что принял наше приглашение работать и развивать труппу в таком комплексном проекте, как «Лебединое озеро». Мы исключительно довольны тем, что на спектакле присутствовало более 2 000 зрителей. Удовлетворенная и благодарная публика для нас важный факт, который мотивирует нас продолжать развиваться». 

 

Нина Найдёнова

 

«Когда на прогоне увидела своими глазами, что он сделал, не поверила своим глазам. 

Работая над спектаклем, хореограф проявил себя как профессионал, он стал для молодых старшим товарищем-наставником, педагогом. Это человеческое качество. Он сумел экзерсисом, беседами совместно с репетитором воспитать труппу и в короткий срок, поставить столь сложный спектакль.

Меня поразила четкость линий и живая пластика лебединых сцен, красота композиции последней картины, напоминавшей русские хороводы. Спектакль смотрелся как современное произведение и, вместе с тем, являл собой классическое наследие. Хореограф объединил элементы двух времен и сделал это очень интеллигентно.

Сегодня я вижу, всё больше увлекаются техникой. Но это только способ, а не цель. То, что Уральский сумел сделать с труппой, заслуживает особого внимания. Он создал поэтичный мир, где жива свежая струя души танца».

 

Боряна Сечанова

 

© Константин Уральский