Письма о балете. Мои педагоги: Ольга Тарасова

По Петровке от Каретного ряда в сторону центра Москвы медленно идёт хрупкая пожилая женщина, Ольга Георгиевна Тарасова. Великолепная балерина Большого театра, хореограф, профессор. МОЙ ПРОФЕССОР. Ольга Георгиевна идёт на кафедру хореографии ГИТИСа, где она преподаёт более 50 лет.

Десятки хореографов из разных уголков земного шара с гордостью называют её «мой профессор». И все мы благодарны этой хрупкой симпатичной женщине за путёвку в большую жизнь.

Я познакомился с Ольгой Георгиевной задолго до того, как стал её учеником. Молодым артистом Большого театра я часто помогал студентам кафедры хореографии как исполнитель. На меня ставили свои курсовые задания молодые хореографы-студенты для показа своих работ на зачётах и экзаменах. Мне нравилось принимать в этом участие не только потому, что я очень люблю танцевать, но и потому что мне нравился процесс поиска. Я часто сам предлагал движения, лез со своим видением.

На курсах Ольги Георгиевны всегда была очень творческая атмосфера поиска. Помню, однажды я танцевал почти во всех экзаменационных работах одного курса. Задание было на одну тему и практически на один музыкальный материал. Получился удивительно интересный экзамен-концерт.

После экзамена Ольга Георгиевна часто приглашала студентов к себе домой. В этот раз захватили и меня – «главного исполнителя». Я впервые оказался в квартире Ольги Георгиевны и её супруга, актёра Театра Моссовета Анатолия Михайловича Адоскина. Жили они в Доме артистов Большого театра в Каретном ряду. Мир театра, искусства окружал всех, кто находился внутри. Им дышали стены, предметы и люди, которые находились в квартире в этот момент, или оставили свою частичку ранее. Я с большим интересом слушал рассказы Ольги Георгиевны о театре, артистах, спектаклях, разбор сегодняшних постановок и, конечно, работ её студентов.

Несмотря на моё увлечение профессией артиста балета, мне всегда хотелось попробовать ставить самому. Может это и подталкивало меня приходить исполнителем к молодым хореографам. Ребята часто говорили мне: «Поступай сам, попробуй».

Через несколько лет после того вечера у Ольги Георгиевны я поступил к ней на курс. У нас был небольшой, но очень творческий и необычный по составу курс. Начались незабываемые годы поиска себя, своего слова в танце, и, главное, годы общения с нашим профессором, Ольгой Георгиевной Тарасовой.

Уникальность педагога Тарасовой в том, что, продолжая традиции создателя кафедры и автора методики преподавания искусства балетмейстера Ростислава Владимировича Захарова, ученицей и ассистентом которого была Ольга Георгиевна, она ведёт свой предмет с большим вниманием к основе музыкального материала. Воспитывает серьёзное понимание формы и содержания именно музыки, на которую ставит хореограф. Понять, что не только ритмическая или мелодическая основа должна быть отображена в поставленном хореографическом материале, а тот внутренний мир, который зародил в своём сочинении композитор. Работая только с классической музыкой на первом этапе обучения, Ольга Георгиевна ведёт своих студентов к глубокому анализу и оценке того, что ты собираешься поставить, зачем и как ты совпадёшь с автором музыки.

Я никогда не забуду наши первые задания. Этюд «бабочка». Поиск движений, рождающих образ бабочки, но точно совпадающих с музыкальной темой, мелодической краской. Я по сей день помню свой этюд и, приступая к новой постановке, часто возвращаюсь к замечаниям, полученным много лет назад от моего профессора. А ведь прошло более 30 лет.

Меняется время, изменяется эстетика, темп жизни... Но для Ольги Георгиевны остаются неизменными законы искусства, сцены, музыки и хореографии, а с ними и законы жизни. Как-то она пожаловалась мне, что ей становится трудно понимать молодых ребят. У них другая музыка, другой взгляд на жизнь. «Как быть? – спросила она меня, – Ведь Бетховен и Чайковский остаются прежними, их просто нужно видеть современно в хореографии». Я ничего не смог ей ответить. Я знал, завтра Ольга Георгиевна пойдет в учебный класс и будет вновь обсуждать, спорить, учить. Так же как она делала это с нашим курсом, со своими студентами, до и после нас, так как она делает это более 50 лет.

По Петровке от Каретного ряда в строну центра города медленно идёт пожилая женщина. На днях ей исполнится 92 года. Она идёт учить – учить молодых людей любить театр, музыку, танец; быть преданными этому искусству так, как преданна ему она! Вглядитесь в эту женщину, и вы услышите в её медленном движении любовь, музыку, радость жизни.

Константин Уральский