Письма о балете: сохраняя классическое наследие

Русский балетный театр знает много блистательных возобновлений классического наследия. Многие из них по сей день вызывают восторг зрителя как в России, так и во всём мире. Сохранение этого сложного процесса – задача непростая.

Как руководитель балетной труппы, я считаю своим долгом сохранять в репертуаре театра образцы классическое наследия. Это важно не только для профессионального роста артистов, но и для сохранения лучших достижений, образцов в мировом балете. Сохранение образцов так же очень важно и для образовательного процесса в академиях и школах балета.  

Но каков способ сохранения? И кто имеет право на постановки этих спектаклей? Для работы над таким балетом необходимо бережное отношение к историческому материалу, что требует от постановщика глубоких  профессиональных знаний классического балета, стилей, грамотности исполнения и, конечно, таланта. Не хочется говорить о большом количестве безграмотных постановок, «слизанных» с видеозаписей людьми, далёкими от профессии постановщиков, но получившими заказ от таких же мало осведомлённых в искусстве балета директоров театров. Эти спектакли не только не сеют доброе в развитии аудитории балетного зрителя, но и изгоняют из театра ранее посещавших спектакли.

Работа над постановкой балета классического наследия требует изучения исторического материала. Иногда увлекаясь тем, что дорого нам, профессионалам классического балета, мы забываем, что зритель в зале отличается от зрителя XVIII-XIX веков. Что сегодняшние исполнители – современные танцовщики с другой техникой танца и современным эстетическим миром.

Научить артистов тонкостям стиля и эпохи, передать знание шедевров хореографического текста мастеров прошлых веков – необходимая задача. Но спектакль, сохраняя все важные прелестные моменты исторического спектакля, должен быть интересен сегодняшней публике и сегодняшнему артисту. Попытка возродить его в оригинальном античном виде сегодня, в процессе развития, часто превращается в скучное действие, которое привлекает  только небольшую группу зрителей-поклонников балета в основном в театрах крупных столичных городов.

Такое отношение к возобновлениям может вести к умиранию нашего классического балета, к потере его популярности и подмене современными танцевальными формами. Но, бесспорно, это способствует передаче исторической информации и её сохранению.

С другой стороны, постановки, где внимательно сохранены жемчужины хореографии и бережно дополнены необходимым материалом для соответствия спектакля  сегодняшнему балетному театру, могут не только сохранить, но и продолжить традиции этого прекрасного искусства.

В чём здесь таится опасность? В основном, в грамотности и таланте постановщика, в правильном выборе и воспитании артистов для спектакля. Часто, не имея полноценных знаний, постановщики искажают и слишком осовременивают спектакль. Увлечение современным трюковым исполнением вариаций вызывает восторг у публики. А артистов радует возможность показать себя. Но это противоречит стилю спектакля, хореографии автора, почётно присутствующего на афише, способствует разгулу артистов в технических трюках, не соответствующих эстетике и чистоте стиля, допускает пустое исполнение, заполняющее заданную схему. Это путь к потере нашего наследия.

Итак, кто прав? Поклонники первого или второго подхода? Здесь нет правильного ответа. Здесь не должно быть спора. Это два жанра, близкие по форме, но разные по духу. Но есть один точный ответ: сохранение наследия отечественного балетного театра – это наш долг, долг русского балетного театра и тех, кто сегодня несёт ответственность, находясь на постах руководителей балетных коллективов страны.

Константин Уральский