Приключения моей жизни. Часть вторая: мой Большой. Глава 1: комната №303

Свою прописку в Большом я получил в комнате №303 на пятом этаже. В ней за историю театра переодевались многие известные артисты.

В этот год в театр пришло много новобранцев из нашего выпуска. Пятеро из нас: Алексей Фадеечев, Николай Загребин, Андрей Ситников, Пётр Панкратов и я, – были распределены в гримёрку №303 за освободившиеся столики ушедших на пенсию артистов. Мест не хватало, поэтому первое время Андрей Ситников и я делили один гримёрный столик, доставший нам от Евгения Валукина.

Вместе с нами в гримёрке оставались наши старшие коллеги, помогавшие нам понять мир театра. Наверное, стоит вспомнить Олега Рачковского, который учил нас стирать в рукомойнике наши трико и майки, был строгим и поучавшим наставником; Семёна Кауфмана, который часто рассказывал истории о прошлых поколениях, от серьезных до анекдотов (когда он ушёл на пенсию на его место к нам перебрался Сергей Соловьёв); Николая Акчурина, который реально помогал разобраться во всех мелочах ежедневной артистической жизни, но вскоре он сбежал от молодых в другую гримерку. Ещё через год к нам присоединился Александр Ветров. Годом позже мы добавили в комнату ещё один столик, за ним расположился окончивший тогда училище Андрис Лиепа. В этой незабываемой в моей жизни команде №303 я провёл годы моей жизни в Большом театре.

Впереди нас ждала разная артистическая судьба. Мы были очень разные во всех своих талантах, желаниях и, наверное, интересах. Но в тот момент мы не до конца это понимали. Мы стали артистами Большого, и начинался наш новый неизвестный нам путь. Я с удовольствием вспоминаю эти годы и нашу необычайно интересную творческую компанию.

Мой новый полёт, новое начало.

 

В гримёрку часто приходили гости. Наведывались артисты старшего поколения – поговорить с со своими товарищами, заглянуть в свою старую комнату: Юрий Попко, Владимир Васильев, Леонид Болотин. Приходил всегда немного загадочный с необычайно спокойным чувством юмора Николай Борисович Фадеечев. Он часто занимался с Лёшей и после репетиции, расположившись на диване, что-нибудь рассказывал. Помню, как однажды Николай Борисович присел рядом с Алексеем за стол и с улыбкой поправлял ему грим. Не скрою, в тот момент я завидовал ему – иметь рядом с собой близкого человека, легендарного артиста, репетитора, опытного наставника. Позже так же в гримёрке стал появляться Марис Лиепа, волнительно осматривая Андриса перед спектаклем.

Здесь мы отмечали свои премьерные выступления, а напоить надо было много народу – уж такая традиция была в Большом: праздновали свои дни рождения, отмечали праздники. Сюда заглядывали наши девушки, некоторые в последствии стали жёнами. Здесь проходила наша жизнь.

В этой дружной творческой компании не обходилось без обид, конфликтов, споров. Но, вспоминая эти годы – годы, в течении которых мы выросли как артисты и люди, – я заново попадаю в эту удивительную дружескую весёлую атмосферу. И сегодня мы всегда рады встречам друг с другом в любом городе, в любой ситуации.

 

Это было незабываемое время моего становления, моей жизни в Большом театре. После реконструкции исторического здания гримёрки, находившиеся в этой части здания, убрали, сделав коридор. Но, проходя мимо театра, я всегда смотрю на окно, где когда-то была эта комната. Гримёрка №303 навсегда в моём сердце.

 

Продолжение следует.

 

©️Константин Уральский