Письмо из Парижа: Виктор Игнатов – о балете «Андрей Рублёв»

После показа видеоверсии балета «Андрей Рублёв» Константин Уральский получил большое количество сообщений и поздравлений со всех концов планеты. Процитированное ниже письмо пришло из Парижа по электронной почте. Его автор – известный балетный критик Виктор Игнатов.

Уважаемый Константин!

Я глубоко Вам признателен за возможность виртуальной встречи с «Андреем Рублевым». После компьютерного просмотра вашего балета мне удалось сегодня его увидеть на двухметровом телеэкране, что позволило более полно оценить многие достоинства этого потрясающего спектакля. Его запись сделана мастерски, но поставлен он настолько интересно и виртуозно, что хочется непременно его увидеть в театре.

Скажу сразу, «Андрей Рублёв» – не только ваша несомненная удача, но и большая гордость! Столь ярких, сильных балетов на Западе уже давно не ставят, а после пандемии коронавируса, наверняка, и не поставят из-за обострения финансовых проблем. «Андрей Рублёв» – это грандиозный спектакль, пленяющий богатой хореографией, образной музыкой и великолепным оформлением. Воздушные декорации и светлые костюмы, эффектное видео и причудливый свет – всё это придает балету полифонию, масштаб и театральность.

Особенно впечатляют вдохновенно придуманные и тщательно выстроенные массовые сцены и красивые ансамбли. Чудесная находка – образ ручья в прекрасном исполнении босоногого дуэта. Техничные солисты и артисты кордебалета замечательно воплощают сценические образы и хореографические идеи. Чрезвычайно важно и значимо, что они родились под влиянием великих творений русских балетмейстеров. «Андрей Рублёв» поставлен в лучших традициях искусства хореографии и содержит новации как в лексике, так и стилистике танца.

Наряду с множеством оригинальных хореографических и сценических решений, в спектакле всё-таки есть недостаточно разработанные, с моей точки зрения, аспекты. Это относится, в первую очередь, к сценографическому образу ручья. Он хорошо смотрится на видеозаписи спектакля, но, вероятно, плохо виден зрителям, сидящим в партере. Музыкальная и вокальная композиция Валерия Кикты заслуживает высших похвал, однако в финале балета не ощущается драматургического крещендо. Эти замечания, вероятно, связаны с не вполне совершенной трансляцией спектакля. Вот почему я мечтаю увидеть «Андрея Рублева» в театре.

Постановка этого балета, безусловно, выдающееся событие в развитии хореографического искусства. Искренне Вас поздравляю с большим и заслуженным успехом! Ещё раз благодарю за «Андрея Рублева» и с нетерпением жду новых встреч с вашими произведениями для широкой их популяризации через Интернет.

Должен отдельно Вас поблагодарить за присланное мне либретто. Это литературная жемчужина! Текст написан вдохновенно и поэтически, да ещё затейливо и лукаво на чарующий былинный манер. Экая красота в образах и повествовании! Истинное диво! Балетное либретто написано не только искусно, но и любовно инкрустировано поэтическими строками литературных гениев. Среди них А. Блок, С. Есенин, О. Мандельштам, А. Белый, Г. Державин, Н. Асеев.

Не могу не процитировать лучезарные строки последнего: «Небо – как будто летящий мрамор с белыми глыбами облаков, словно обломки какого-то храма, ниспровергнутого в бездну веков!» И это поэтическое озарение живо и зримо предстаёт в балетном спектакле! Экое чудо!

В балете великолепно воплощены все литературные образы либретто. Удивительную интерпретацию получили, в частности, «первоначальная чистота» А. Блока, «небесный луч» С. Есенина, «берёзы плакучие» О. Мандельштама, «святой небосклон» А. Очировой, «томное бессилие» А. Блока. Особенно трогательной для меня стала цитата из могучего стихотворения Г. Державина «Бессмертие души» с его крылатой фразой «Жив Бог – жива душа моя!» Мне очень приятно и дорого ваше почтительное отношении к великому русскому поэту, с которым у моей жены есть родственные связи. В прошлом году её сестра отправилась из Парижа в Казань, где выступила на Державинских чтениях с докладом на тему – «Ода «Бог» Г. Р. Державина в переводах на французский язык и распространение русской литературы во Франции в первой половине XIX века».

Константин, ваше прекрасное либретто заканчивается глубокомысленной фразой «И течёт ручей жизни и… вечны Небеса». Фразу венчает точка. Если же её заменить на восклицательный знак, то это придаст всему финалу балета именно то «драматургическое крещендо», которого, к сожалению, я не ощутил в трансляции спектакля.

Сегодня я опять смотрел ваш балет, и вновь появляются разные мысли... Это красноречиво говорит о том, что «Андрей Рублёв» – глубокое, талантливое произведение, у которого впереди большая и прекрасная жизнь!

С наилучшими пожеланиями, Виктор.