Музыка как путь к воспоминаниям

Мои воспоминания постоянно наводят меня на мысли о людях, сформировавших моё мировоззрение в искусстве. На мысли о тех, общение с кем повлияло на меня как на артиста и хореографа. Со многими из них, как и с моментами в моей жизни, ассоциируются музыкальные произведения. И музыка возвращает меня на много лет назад…

1988 год. Будучи молодым человеком, но уже опытным артистом балета и начинающим хореографом, я прибыл на летние курсы в город Дрезден – Школа Палуки, Германия. Мне было необходимо это для того, чтобы познать те формы современных школ танца, которые полностью отсутствовали в СССР. Понимая это, я искал возможности изучать эти направления: к сожалению, просмотры доступных тогда пиратских видеозаписей только знакомили с неизвестной нам техникой танца. Многие начали ставить хореографические номера, плохо копируя движения, увиденные на видео. Это считалось модно. Я понимал, что для того, чтобы овладеть техникой, понять внутренний мир этого направления, нужно самому освоить это телом. 

При поддержке Союза театральных деятелей, сотрудники которого обратили внимания на просьбы молодого хореографа, чьи работы уже хвалили, я смог выехать в Palucca School of Dance, известную балетную школу в Дрездене, на летние курсы. Преподаватели летних курсов с удивлением и уважением приняли молодого артиста – артиста Большого театра. Для них это было неожиданно. Двое из моих новых педагогов сыграли большую роль в моей будущей жизни – Мигел Лопес из США и Бенджамин Феликсдал из Голландии. 

Бенджамин Феликсдал, ведущий танцовщик Голландского национального балета и Королевского балета Фландрии. После своей танцевальной карьеры он сфокусировался на методическом обучении танцу и стал современным преподавателем джаз-танца и стэпа. Феликсдал создал современную технику джазового танца, основанную на стилях Луиджи, Маттокса и Джордано, объединяя элементы джаза, этнического танца, балета, стэпа и танца модерн. В 1975 году он основал Центр современного джазового танца Бенджамина, Европейскую школу джазового танца и Театральную танцевальную мастерскую в Амстердаме.

Позже в своей жизни я встречусь и буду работать вместе с одним из отцов джаз-танца – Газом Джордано. Но тогда, в Дрездене, всё это было ново и очень интересно. Высокий, длинноногий, изящный, Феликсдал завораживал пластикой своего тела, лёгкостью танцевальных переходов и танцевальностью элементов комбинаций. Несмотря на почти нулевое знание какого-либо языка, кроме русского, в те годы, мне удавалось находить пути, чтобы пообщаться с педагогом, и это были очень интересные беседы, открывавшие мне новые горизонты понимания современного танца. Эти занятия положили начало моему изучению направлений джаз-танца и танца модерн. 

Спустя несколько лет Бенджамин приедет в Москву, где он провёл курс уроков в ГИТИСе, затем в – Ленинград, в Академию имени Агриппины Вагановой. Встречался я со своим первым педагогом джаз-танца и в Болгарии, в Варне, на знаменитом балетном конкурсе, где он был членом жюри и давал мастер-классы. Мы и сегодня продолжаем следить за творчеством друг друга на Facebook. 

1988 год. Дрезден. Школа Палуки. На первом занятии Бенджамин поставил виниловую пластинку (тогда так занимались) с потрясающей мелодией Паоло Конте. С тех пор в моменты размышлений я часто слушаю эту мелодию.

 

Paolo Conte – Gli Impermeabili:

youtube.com/watch?v=DEH-ckKC_3U&feature=youtu.be

 

©️Константин Уральский